Ожидания и реальность воплощений
23.05.2017

ОЖИДАНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ ВОПЛОЩЕНИЙ


Вступление в действие проекта нового Таможенного кодекса ЕАЭС предполагается во втором полугодии 2017-го. Бизнес-сообщество уже сегодня оценивает для себя практику применения его положений, вникает в суть расширения специальных упрощений уполномоченным экономическим операторам, участники внешнеэкономической деятельности рассматривают порядок исчисления, уплаты, применения обеспечения, взыскания, возврата пошлин.



Ожидания и реальность воплощений

Тема государственного регулирования внешнеэкономической деятельности актуальна не только в связи с принятием нового Таможенного кодекса ЕАЭС. На слуху она во все времена. Бизнес настаивает на прозрачности, понятности и необременительности таможенного регулирования. Государево дело – взимание таможенных пошлин, налогов, проведение контроля. Обеспечить золотую середину в балансе интересов – желаемо, но, как правило, ожиданий всегда больше, чем реальность их воплощения.



В двух измерениях

Наряду с таможенным законодательством Евразийского экономического союза, действуют также национальные аспекты в сфере таможенного регулирования, регламентируемые законодательством государств-участников интеграционного объединения. Бизнес должен обращать внимание и на эту сторону правоотношений в таможенной сфере.

– Мы практически находимся в двух измерениях: одно – наднациональный уровень – это таможенное законодательство ранее Таможенного союза, а теперь – ЕАЭС, второе – национальное законодательство государств, представленных в Союзе, – констатирует руководитель экспертной группы по таможенно-тарифному регулированию общественно-консультативного совета при ГТК Беларуси Вадим Мацкевич. – В Республике Беларусь и Российской Федерации есть закон о таможенном регулировании, в Казахстане – таможенный кодекс. То есть в каждой стране имеется национальное законодательство со своими особенностями, устанавливающими определенные режимы таможенных правоотношений, в частности, административную ответственность, налоговые условия. Проект нового Таможенного кодекса ЕАЭС не устранил разные компетенции, связанные с регулированием внешней торговли.

Модернизация таможенного законодательства, конечно же, приветствуется, но если она происходит в условиях развития интеграционного объединения, которое характеризуется ростом взаимной торговли относительно общего объема. На пути становления Европейский союз трижды модернизировал таможенный кодекс, потому что росла внутренняя взаимная торговля, достигшая сегодня 75%. В ЕАЭС пока наблюдается несколько иная ситуация: уровень взаимной торговли в пределах 10% при том, что ранее он была выше. То есть мотивировка изменения таможенных правоотношений не имеет экономического обоснования, предпосылок.

Озабоченность бизнеса обусловлена тем, что на какие-то новшества, изменения можно идти в том случае, если они несут соответствующие улучшения. А в рамках ЕАЭС, напротив, возникают все новые барьеры во взаимной торговле, определяемые национальными интересами государств-участников интеграционного объединения.

– До тех пор, пока национальные интересы преобладают над союзническими, наверное, и реализация интеграционного законодательства будет осуществляться в узком направлении, – считает В. Мацкевич.

– Член Коллегии (министр) по таможенному сотрудничеству ЕЭК Мукай Кадыркулов признал, что пока не удалось окончательно сформировать таможенный кодекс таким образом, чтобы устранить компетенции государств-членов в определенных вопросах.

Возможно, Таможенный кодекс ЕАЭС будет способствовать снятию имеющихся барьеров, ограничений и изъятий. Однако нет ответа на вопрос: «Можно ли ожидать от документа, как минимум, упрощения во взаимной торговле?». Пока налицо определенные противоречия в толковании законодательства, которое государства-члены сформировали для урегулирования сложных вопросов, даже на судебном уровне отдельные решения не находят своей реализации.

Бизнес-сообщество часто обращается к вопросу, который с 2010 г. не решен до сих пор – по поводу обстоятельств, связанных с происхождением, подтверждением товара. Когда будет этот бренд – товар ЕАЭС, который позволит в международных отношениях позиционировать именно интеграционное объединение? Ответа тоже пока нет.

Много толкований возникает в связи со снижением средневзвешенного таможенного тарифа. Эта свойственная интеграционным союзам тенденция хороша, но как бы не произошло усложнения таможенных формальностей, повышения ответственности субъектов хозяйствования за осуществляемую во внешней торговле деятельность, появления дополнительных требований, например, по стоимостной оценке товаров, их продвижению, условиям реализации, где и возникают наиболее конфликтные ситуации государственного регулирования и интересов бизнеса.

Безусловно, принятие модернизированного Кодекса с учетом доработки предыдущего – это шаг вперед. Однако не ясно, разрешит ли он противоречия в современной экономической ситуации. Например, будут ли белорусские товары беспрепятственно перемещаться по единой таможенной территории, или по-прежнему на их пути возникнут ограничительные барьеры.

По новому Таможенному кодексу ЕАЭС уполномоченные экономические операторы получают возможность воспользоваться не четырьмя, а семнадцатью специальными упрощениями. Вопрос только в том, насколько они смогут их реализовать, являясь налоговыми резидентами отдельно взятой страны, где есть свое налоговое законодательство, которое пока никто не унифицировал. А ведь именно национальные органы решают, какой резидент, какими привилегиями и льготами будет пользоваться, извлекать из этого коммерческую выгоду. В Беларуси более 320 субъектам хозяйствования присвоен статус уполномоченного экономического оператора, в России – 193, в Казахстане – 6. Причиной тому разное понимание и подход в странах-членах ЕАЭС к налоговому резиденту. Льготы и привилегии имеют конкретную стоимостную цену, не каждое государство как регулятор готово предоставлять своим субъектам те или иные преимущества в конкурентных условиях. Если бы параллельно шла речь об унификации налогового законодательства и равных условиях для производственных, хозяйственных, коммерческих отношений, наверное, тогда бы можно было говорить о том, что привилегии равнозначны и позволяют субъектам реализовать предоставленные преимущества.



Достигнутый компромисс

Новый таможенный кодекс ЕАЭ разрабатывался в трехстороннем формате с участием специалистов ЕЭК, представителей государственных органов (таможенных служб, министерств экономики, финансов, транспорта) и бизнеса стран-членов. Это позволило достигнуть компромиссов, разносторонне оценить существующие проблемы и максимально учесть интересы сторон.

– Если сравнивать таможенные кодексы Таможенного союза и ЕАЭС, то прогресс достаточно серьезный, – уверен заместитель начальника правового управления по вопросам Таможенного союза ГТК Республики Беларусь Алексей Артемьев. – По уполномоченным экономическим операторам он соотносится не столько с предоставлением широкого круга упрощений, а, в первую очередь, со взаимным признанием статуса как на всей территории ЕАЭС, так и с иностранными государствами, чего ранее не было. Заложенные в Кодекс нормы коренным образом меняют систему современного таможенного администрирования. Достаточно серьезно сокращены сроки выпуска товаров, проведения отдельных таможенных операций, убран ряд ненужных формальностей, правовых коллизий, пробелов. Например, установлен срок временного хранения четыре месяца без всякого дополнительного заявления. Опять же введены институты неполного и периодического декларирования.

Эксперты старались по возможности исключить отсылочные нормы, которые влияют на единое таможенное регулирование. Хотя, безусловно, национальный сегмент в новом Кодексе останется, так как эти отсылочные нормы большей частью связаны не с тем, что государства не хотят передавать на наднациональный уровень какие-то вопросы таможенного регулирования, а с тем, что эти вопросы связаны со смежными отраслями законодательства.

При подготовке нового ТК ЕАЭС не просто переписывался действующий документ, допустим, с учетом Киотской конвенции или Балийского соглашения Всемирной торговой организации. В нем кодифицированы почти два десятка действующих международных соглашений по таможенным вопросам, что в определенной мере позволит устранить имеющиеся противоречия и актуализировать существующие требования. Пока документ не вступил в силу говорить, что он ничего нового или хорошего не принесет для бизнеса – преждевременно.



Ожидания и реальность воплощений



Трансформация во всех сферах

По мнению главы Представительства немецкой экономики в Республике Беларусь Владимира Августинского, происходящий сейчас в рамках ЕАЭС процесс – серьезнейшая трансформация во всех сферах экономической политики интеграционного объединения.
– Да, на национальном уровне защищаются определенные аспекты, тем не менее, для стран-членов Союза преимущества интеграции очевидны, – отметил он. – Без глубочайших трансформаций не получить новых драйверов устойчивого экономического роста. Стадия рецессии, можно считать, уже позади, и это положительно скажется на ситуации в странах ЕАЭС, в том числе, в сфере транспорта и логистики. Например, индустриальный парк «Великий Камень» – это в первую очередь размещение промышленного выпуска сложной технологической продукции. Через смежные производства Беларусь будет интегрирована в мировую промышленную кооперацию. Новый Таможенный кодекс ЕАЭС – это более высокий уровень автоматизации, упрощение процедур, активное внедрение принципа «одного окна», снижение издержек для субъектов хозяйствования в ведении бизнеса. Всё это, несомненно, привлечет дополнительные инвестиции, повысит работоспособность и привлекательность экономики стран-членов ЕАЭС.

Александр МАРКОВ




все статьи