циально свободен бокс и ждут работы один,
а то и два лучших в округе специалиста по
ремонту двигателей. Автомобиль загоняют в
бокс, клиент около часа пьет кофе и мается,
пока специалисты, по словам главного сер-
висмена, разбирают двигатель и делают
дефектовку. Наконец, клиента приглашают в
бокс, чтобы огласить приговор: в глубине
помещения стоит его автомобиль с задран-
ной вверх крышкой капота, а при входе на
верстаке ближе к дневному свету автовла-
дельцу демонстрируют полуразобранный
зашлакованный двигатель. Обычно стои-
мость ремонта с надбавкой за срочность и
при условии, что друзья сервисмена быстро
привезут необходимые запчасти со склада,
называют в пределах 50–80 тысяч рублей.
Клиенту сообщают, что ждут его через пять-
шесть часов, а в это время он может съез-
дить за деньгами в банкомат или домой, да
и дела некоторые он тоже может успеть
сделать. Допустим, несговорчивый клиент
не согласен – у лжеремонтников есть
запасной вариант: 5–10 тысяч рублей в
кассу за доставку и разбор двигателя, гру-
зите свой автомобиль и детали на другой
эвакуатор и везите, куда считаете нужным.
Подход работает, тем паче, что при отказе
«ремонтироваться» в лжесервисе, пока кли-
ент будет ждать новый эвакуатор, двигатель
ему взаправду разберут. 

Вечером злополучного дня клиенту выго-

няют из бокса его автомобиль, да еще
своим ходом! На слух кажется, что мотор
работает как новый, выхлоп – бесцветный!
Под капотом – идеальная чистота!
Автовладельцу сообщают приятную новость:

стоимость запчастей и работ составила
много меньше 80 тысяч рублей – всего-то 50
с хвостиком. Расставшись с деньгами, авто-
любитель продолжает свой путь на своем,
как и прежде исправном автомобиле, толь-
ко теперь радостный и воодушевленный. 

Итог всех манипуляций криминального

характера таков – пока клиент пил кофе, ему
подготовили к показу имеющийся разо-
бранный действительно дефектный двига-
тель. Затем, пока он ездил за деньгами, в
сервисе как следует вымыли двигатель и
подкапотное пространство автомобиля. И
всего-навсего за 50 тысяч рублей. Развели,
как говориться…

Итак, какой марки шасси, а главное – с

какими техническими характеристиками
(грузоподъемность, снаряженный вес,
длина рамы, размер базы, мощность дви-
гателя и пр.) вы используете для эвакуа-
тора, каких размеров и на перевозку каких
автомобилей рассчитана заказанная вами
грузовая платформа, какое оборудование
для погрузки и фиксации т/с в процессе
перевозки установлено, оборудован ли
ваш эвакуатор соответствующими спец-
сигналами и, наконец, является ли компе-
тентным специалистом водитель вашего
эвакуатора или вы сами, все перечислен-
ное в данный момент интересует, пожа-
луй, только самих представителей эвакуа-
ционного бизнеса. Да и то – самых ответ-
ственных. 

Признанный факт – сегодня рынок эва-

куационных услуг в России бессознательно
стихийный. Отсутствуют в принципе какие
либо государственные регламентирующие

документы на технические средства, нет
критерия допуска субъектов на этот рынок
и, соответственно, отсутствует надзор. А
ведь этот рынок непрерывно растет пропор-
ционально увеличивающейся численности
автопарка страны. Такое положение дел
привлекает сюда непрофессионалов, как
лампочка мотыльков и увеличивает крими-
нализацию бизнеса, что в конечном счете
делает опасными эвакуационные услуги для
автовладельцев. 

Деятельность эвакуационных служб не

учитывают даже ПДД РФ – все операции
эвакуаторов по извлечению аварийных
автомобилей из кюветов или ближайшей
лесополосы на дорогу, с точки зрения
Правил незаконны, так как могут привести к
ограничению движения автомобилей по
дорогам 

общего 

пользования.

Эвакуаторщики, заботливо огораживающие
место ДТП яркими конусами, в светящейся
униформе и с жезлами, порой, перекрываю-
щие движение на дороге на несколько
минут, чтобы извлечь аварийный автомо-
биль на обочину, как это не парадоксально,
работают на свой страх и риск – вне закона.
У любого наряда ДПС предостаточно осно-
ваний для оформления нарушения
Административного кодекса РФ. И нет ни
одного легитимного основания, чтобы рабо-
тать в союзе на ликвидации последствий
ДТП. Кроме здравого смысла и доброй воли. 

Может быть пришло время закрепить

здравый смысл на рынке эвакуационных
услуг 

на 

государственном 

уровне?

Профессиональное сообщество к этому уже
созрело, а потребитель заждался.